воскресенье, 29 мая 2011 г.

Деревня нового поколения

Эта статья стоит того, чтобы дочитать её до конца…

Развивая свой бизнес, предприниматель Владимир Буторин создает в архангельской глубинке деревню нового поколения

Харвестер volvoНебольшое село Березник Устьянского района Архангельской области - стандартная деревня, одна из тысяч в российской глубинке, где изначально ожидаешь увидеть исконную грязь, ухабистые дороги, раздолбанные тракторы, мрачные дома за покосившимися заборами, рухнувшие коровники и заброшенные поля...

Для экскурсии по своим владениям березницкий предприниматель Владимир Буторин распахивает дверцы новенького "Мерседеса", который уже сам по себе выбивается из ассоциативного ряда. Белый салон автомобиля с ковриками из белой шерсти выглядит совершенно нереально для сельского быта. Но это не единственный стереотип деревенской жизни, который разбил Владимир Буторин.

Если разобраться, ничего особенного он не делал. Просто доказал, что вести процветающий бизнес с многомиллионным годовым оборотом можно и в деревне. Хотя это не главное. Сельский бизнесмен быстро понял, что для процветания необходимо обустраивать социальное пространство, изменять менталитет крестьян. Начав с решения узких, "тактических" задач (нужны были надежные работники для предприятия), он вскоре значительно расширил сферу деятельности.

"Перестройка мозгов" - процесс длительный, особенно в деревне, но Буторин уверен: крестьяне в конце концов поймут, что можно и нужно жить иначе. "Человек должен видеть перспективу", - говорит предприниматель. И он показал эту перспективу для сельских жителей в Березнике. Уже во многих близлежащих деревнях люди говорят: хотим так же.

Первый барин на деревне

Форвардер TimberjackГлавным работодателем в Березнике всегда был колхоз (он менял названия и организационно-правовые формы, но на суть это никак не повлияло - колхоз давно приказал долго жить). Перспективы своей жизни березницкий мальчишка Владимир Буторин также в свое время связывал с колхозом. Предел мечтаний - самая почетная должность на селе - личный шофер председателя колхоза. "Я даже придумал, как украшу салон председательского "УАЗика"", - вспоминает Буторин. В колхозе он и работал, правда не шофером, а комсоргом, хотя после службы в армии (в части, расквартированной в Германии) собирался уехать в Новый Уренгой. Нефтяником будущий березницкий предприниматель не стал: пока сводил с лица последствия "дискуссии" на деревенской свадьбе, место заняли.

Самый дорогой для Буторина памятник собственного прошлого - первый построенный в устьянских деревнях спортивный зал (сейчас этот зал оборудован современными тренажерами).

В бизнес Буторин ушел со злости, в начале 90-х. Был конфликт с председателем колхоза, который бесконечные инициативы активного комсорга считал излишними: "Думать надо о надоях, сенокосе и переходящих вымпелах". Для созданного вместе с друзьями кооператива Буторин выбрал несколько необычную для села сферу деятельности - услуги: "Мы копали огороды, строили бани и дома..." Кооператив заработал стартовый капитал и начал расширяться, постепенно прибавив к своим активам картофельные поля, магазин, лесопильный цех. В этой многопрофильности не хватало только продажи водки и спирта (без лишнего лукавства, самый перспективный бизнес на селе), но... "Я принципиально никогда не занимался и не буду заниматься алкогольным бизнесом. Водка губит деревню, да и не только ее", - отрезал Буторин.

Но и без торговли алкоголем Буторин быстро стал самым богатым человеком в округе. Трудно сказать, чем бы все это закончилось, если бы на пилораме не случился пожар. К тому моменту лесопильное производство было основным в структуре буторинского бизнеса. Предприятие сгорело дотла, как вспоминает предприниматель, из-за неисправной электропроводки. За несколько часов, пока бушевал огонь, потеряв все, Владимир Буторин понял главное: жить здесь и быть преуспевающим, когда кругом разруха, очень сложно. "На пожар сбежалась почти вся деревня. Люди стояли и радовались: "Наконец-то этот барин горит, так ему и надо, нечего"... Мне тогда друзья сказали: "Ну что, завтра пойдем в колхоз устраиваться на работу". Я им ответил: "Нет, ребята, завтра мы будем строить новое предприятие, которое станет самым лучшим в районе". И всю ночь чертил план нового административного здания и завода", - вспоминает Буторин. Офисное здание, построенное по тому ночному плану, стоит на небольшой площади с развевающимися на флагштоках флагами "ИП Буторин". За все эти годы в нем поменялась только внутренняя отделка.

Он понял - необходимо изменять менталитет односельчан. Можно было бы, наверное, опуститься на должный, то есть привычный для деревни уровень. Не захотел. Решил, что нужно не себя "опускать", а всех остальных поднимать. Не только создать стабильно работающее предприятие, где бы земляки зарабатывали хорошие деньги, но и повысить условия жизни в деревне, показать перспективу - как можно и нужно жить. Другими словами, дать импульс для качественных изменений в сознании сельчан, чтобы они сами начали действовать, а не ждали, пока кто-то устроит им лучшую жизнь.

Недеревенский бизнес

Сегодня "ИП Буторин" - "градообразующее" предприятие для Березника. Основные направления его бизнеса - лесопереработка и сельское хозяйство. Лесное производство пока занимается только лесозаготовкой и продажей на экспорт круглого леса. Отстроенный тогда, после пожара, лесопильный цех снова сгорел в 2002 году ("Везет мне на пожары", - не без иронии замечает Буторин). Впрочем, ко второму пожару он отнесся философски: "Все равно собирался строить современный завод, теперь для него площадка освободилась". Завод проектной мощностью 300 тыс. кубометров пиломатериалов в год он планирует запустить в следующем году. "Сначала мы решили полностью подготовить сырьевую базу", - поясняет Буторин. В прошлом году предприниматель закупил три лесозаготовительных комплекса, в каждый входит харвестер Volvo (рубит лес) и форвардер Timberjack (вывозит древесину из делянки к дороге), вложив около 3 млн долларов. В этом году собирается приобрести еще один заготовительный комплекс, а также установить в тупике железнодорожной станции, с которой он отправляет лесопродукцию, полностью автоматизированную сортировочную линию.

По уровню внедрения новых технологий "ИП Буторин" может считаться одним из лидеров среди лесопромышленных предприятий Архангельской области. Те же харвестеры и форвардеры - еще достаточно редкое явление для архангельских лесов, ими оснащают свои лесозаготовительные предприятия (и то далеко не все) пока только крупные холдинги - "Титан" (связан с Архангельским ЦБК), "Илим Палп" (контролирует Котласский ЦБК). В принципе, Владимир Буторин, при таких малых объемах (200 тыс. кубометров древесины в год), мог бы и дальше успешно работать с бензопилой, топором и старинным трелевочником. Но березницкий предприниматель сделал ставку на снижение производственных затрат и повышение эффективности, что и позволяют новые технологии. В первую очередь - за счет уменьшения численности работников: штат лесозаготовителей сократился с 92 до 27 человек. Кстати, на новом заводе будут работать не больше 30 человек. В условиях и так не очень занятой деревни новые технологии оборачиваются достаточно серьезной проблемой. Буторин ее решает просто: помогает устроиться на другие лесные предприятия района либо переводит сотрудников в свои же подразделения. В сельскохозяйственный комплекс, например.

Музей для коров

Забрать последнюю уцелевшую ферму развалившегося колхоза Буторина уговаривали несколько лет. Он не решался: слишком проблемным казался бизнес. А потом рискнул: "Я тогда решил, что если сделаю ферму рентабельной, значит, действительно чего-то стою". Ферма была отстроена заново, поставлено шведское оборудование, сауна, стиральные машины-автоматы, сушилки для одежды. "Я тут однажды по радио слышал, что на коров благоприятно классическая музыка действует, удои повышаются. Вот думаю: может, попробовать", - то ли в шутку, то ли всерьез говорит Буторин. Впрочем, и без этого в его животноводческий комплекс сельскохозяйственные начальники ездят, как в музей: в коровниках только паркета не хватает, а животные чистые, сытые и бьют все рекорды по надоям, это большая редкость для архангельских сельхозпредприятий.

То, что производство молока может быть рентабельным, Буторин доказал. Теперь он планирует расширять сельскохозяйственное направление: построить еще одну большую ферму и современный молокозавод, который будет выпускать все виды молочной продукции. Сейчас молоко перерабатывается в соседнем селе на предприятии, где Буторин основной акционер. Этот завод его уже не устраивает, несмотря на то, что и продукция весьма благосклонно принята в Архангельске, и модернизацию оборудования основной акционер проводит регулярно, в частности скоро запускается новая линия по расфасовке молокопродуктов в тетрапакеты с крышкой.

Раньше у предпринимателя было кафе, популярное в селе, но после пожара, в результате которого полностью сгорела школьная столовая, Буторин отдал кафе школе. А в прошлом году продал пекарню, продукция которой славилась на весь район: "Я знал, что ситуация на хлебном рынке изменится - зерно подорожает. В общем, решил избавиться от непрофильного актива".

Кроме того, Буторин - владелец большого охотничьего хозяйства с двумя комфортабельными отелями европейских стандартов, саунами и банями, вертолетной площадкой, импортными снегоходами, горными лыжами. Располагаются отели на месте исчезнувших еще в советские годы деревень. Их именами - "Пентус" и "Высокая" - Буторин назвал свои охотничьи базы. Но это не бизнес: предприниматель создал охотхозяйство (закупил кабанов, нанял профессиональных егерей, собирается строить рыборазводный завод) для друзей, партнеров и высокопоставленных гостей. Министры, генералы, чиновники приезжают в эти места регулярно. Среди местного населения ходят слухи, что в прошлом году был здесь и Президент Путин. Правда, сам Буторин этот факт не подтверждает. Сезон VIP-охоты на этот год уже расписан. "Мне предлагают до 10 тыс. долларов за возможность поохотиться у меня три-четыре дня. Отказываюсь, - говорит Буторин. - Сейчас я точно знаю, кто ко мне приезжает. И VIP знают, что здесь они в полной безопасности. А если сюда можно будет попасть за деньги, т.е. абсолютно свободно, то проконтролировать этот поток я уже не смогу. Либо у меня элитарный охотничий клуб - либо туристический бизнес". Буторин выбрал первое: для бизнеса ему хватает всего остального.

Найти человека

Самым сложным в создании эффективного бизнеса оказалось найти "дееспособный" персонал. Свободных рабочих рук в деревне достаточно, правда к ним обычно "прилагается" пьяная голова. А пьянство Буторин не принимает ни в каком виде. Каждое утро все его работники проходят медосмотр, даже запах "после вчерашнего" - серьезный повод для увольнения (не говоря уже о том, что к работе такой сотрудник не допускается). "В первые годы мы увольняли по 100 человек в месяц, - вспоминает Буторин. - Все почему-то думали, что я шучу. Я не шутил. Потому что ничего, кроме вреда, от пьяного работника нет. На делянке, например, выпили, забыли на ночь слить воду из трактора, ночью мороз - наутро двигателя нет. А ремонт, между прочим, - несколько миллионов рублей. Ну, и будет такое предприятие рентабельным?!"

Впрочем, он не только увольнял пьяниц. Всех желающих отправлял в Вологду кодироваться от пьянства (сам же и оплачивал услуги специалистов, проезд и проживание). Желающих находилось не так много. Народ почему-то был уверен, что, перебрав трудоспособное население Березника, Буторин успокоится и прекратит борьбу с пьянством: кто же у него тогда работать будет? Он действительно перебрал весь Березник, но принципом не поступился. Купил автобусы и стал возить на работу людей из других деревень и поселков. Массовые увольнения рабочих прекратились, хотя и сейчас нельзя сказать, что желающие работать у Буторина стоят в очереди. И это несмотря на то, что зарплаты он платит, по меркам архангельской глубинки, астрономические: лесозаготовитель, например, зарабатывает около тысячи долларов в месяц.

Понятно, что "драконовские" порядки в "ИП Буторин" далеко не всех устраивают, особенно односельчан: мол, выискался тут. Между тем Буторин уверен, что без жесткой дисциплины ничего не будет. У него, кстати, во всех производственных зданиях развешаны плакаты "Качество и дисциплина - залог процветания". И вообще, дисциплиной он, по большому счету, и объясняет свой успех. "Приведу такой пример, - говорит предприниматель. - После покупки харвестеров и форвардеров я старую технику продал соседнему предприятию "Устьялес", туда же помог устроиться ребятам, которые на этой технике работали. Так вот, у меня они одной бригадой заготавливали до 100 кубометров древесины в сутки. В "Устьялесе" те же самые люди, на той же самой технике, почти что в том же самом лесу стали рубить в два раза меньше. Почему?" Для Буторина ответ очевиден: нет жесткой дисциплины. И практика показала, что выбранный предпринимателем инструмент стимулирования персонала правильный. Наверное, ему действительно не оставалось ничего другого, раз народ даже за хорошие деньги не хочет работать. Такая получилась шоковая терапия для деревни. И Буторин надеется, что, может быть, детей сегодняшних его работников уже не придется "гонять палкой", сами будут понимать - нужно работать.

Зачем в деревне архитектор?

В начале Буторин и не думал об "обустройстве социального пространства" в деревне. Просто создавал нормальные условия для работы своих сотрудников (в конце концов, нет ничего сверхъестественного в том, что на лесных делянках стоят чистые теплые бытовки, в ремонтно-механических мастерских и на ферме - сауна и просторные уютные раздевалки). Нужны были трезвые работники - возил кодировать. В общем, все вписывается в логику предпринимателя, заботящегося об эффективности своего бизнеса. Но этого Буторину было недостаточно. В какой-то момент он пришел к выводу, что мало показать, как можно и нужно работать, - необходимо еще и задать иные жизненные стандарты. Кто сказал, что деревня - это обязательно что-то грязное, серое и убогое? Возможно, сказались армейские воспоминания - он служил в немецком заштатном городке, размером чуть больше его родной деревни: "Почему они могут жить нормально, а мы нет?"

В общем, в конце 90-х Владимир Буторин принялся наводить порядок в селе. Начал с малого: выделил доски и краску для строительства заборов около домов, чтобы все было в одном стиле, без "эксклюзивных" покосившихся плетней и не закрывающихся ворот. Разумеется, нашлись противники: "Вот что удумал, забор мне перестраивать! Как хочу, так и живу". Но с Буториным много не поспоришь...

После заборов началась расчистка улиц. Сейчас каждое утро из гаража "ИП Буторин" выезжает машина - зимой убирает снег, летом поливает дорогу. Кроме того, водитель "дорогоуборочного" автомобиля вычищает урны - их в Березнике несколько десятков. Конструкцию урн Буторин подсмотрел в Париже - закрепленные железным прутом два кольца, между кольцами полиэтиленовый мешок: "Ничего сложного, сами можем сделать, только вместо специального пакета я решил использовать мешки из-под муки - в пекарнях их все равно выкидывают". В Березнике давно работают два штатных дворника (летом три), в обязанности которых входит расчищать за 2 тыс. рублей в месяц деревянные пешеходные дорожки, очищать от льда подъезды магазинов и других "присутственных" мест.

По инициативе Буторина в 2000 году в Березнике был создан совет села - общественный орган, который и стал следить за порядком в деревне, а также подкидывать предпринимателю все новые проекты для финансирования (кстати, многие проекты появились после "соцопросов" жителей села, которые активисты совета проводят регулярно). Так с помощью Буторина (он отремонтировал помещения и оплатил учебу мастеров) в деревне появились парикмахерская, швейная и обувная мастерские - чтобы люди не ездили за каждой мелочью в райцентр (около 40 км от деревни). На его же деньги был оборудован физиотерапевтический кабинет (это вызвало недоумение у районных властей: по санитарным нормам, вполне достаточно одного кабинета в районной больнице). Сейчас в совете села строят планы приобрести кардиограф и компьютерный томограф (последний есть далеко не в каждой больнице Архангельска)...

Особенно гордятся активисты совета тем, что "Комплексная программа развития социальной сферы села Березник на 2001-2005 годы" (этот документ - едва ли не самый главный в Березницкой сельской администрации, в которую помимо Березника входят еще три деревни) выполнена почти полностью, осталось только строительство парка, церкви и дома-музея. В этом году в четырех березницких деревнях начала действовать другая программа: каждая семья, в которой рождается ребенок, получает 10 тысяч рублей. Финансирование, разумеется, за счет "ИП Буторин", причем абсолютно неважно - где работают родители. Кстати, и без этого Березник - одна из немногих архангельских деревень, где рождаемость превышает смертность.

"В этом году мы начнем строить новые дома для наших сотрудников. Это будут современные коттеджи со всеми удобствами. Проведем в Березнике водопровод, канализацию с очистными сооружениями", - говорит Буторин.

Кадровая проблема все-таки остается актуальной. Нужны высококвалифицированные специалисты, которых, как справедливо полагает Буторин, после окончания института в деревню заманить очень трудно. "Я пригласил архитектора - летом должна приехать, - продолжает предприниматель. - Она спроектирует новый "генплан" поселка (не только коттеджи), под ее руководством и пойдет строительство. Точнее, архитектор лишь подкорректирует "макет" села, который составят наши березницкие дети. Я давно мечтал, чтобы такой макет появился, чтобы именно дети придумывали, какие дома будут в Березнике, как и где будут располагаться. И вот сейчас, думаю, мечта осуществится. Детям здесь жить и работать".

Принцип 50 на 50

Вопроса "какая часть дохода идет на социальные программы" Буторин ждет: привык, что все об этом спрашивают. Ответ у него готов давно. Правда, вместо цифры он рассказывает историю: "Однажды в конце 90-х я зашел в Москве в небольшую церковь. Поговорил со священником. У меня тогда дела шли неплохо, но я чувствовал, что буксую. Попросил совета. А священник сказал: "Все, что заработаешь, дели пополам. Даже если это будет всего рубль - отдай половину людям". Я попробовал. С тех пор так и живу по принципу 50 на 50". Березницкий предприниматель давно понял, что ему для полного счастья надо. Немного, кстати говоря: "Хороший удобный дом, надежный автомобиль, качественная одежда". Всем этим он свою семью - жену и троих детей - уже давно обеспечил. "У гроба кармана нет", - любит повторять Буторин. И добавляет: "Главное - что останется после тебя". При этом ничуть не рисуясь.

По большому счету, Владимир Буторин заменил местную власть по многим направлениям. Чего стоит, например, созданная им год назад аварийно-спасательная служба: 14 пожарных-спасателей, две пожарные машины, вездеходы на базе автомобиля "Нива-Бронто", катер на воздушной подушке "Хивус" - в общем, снаряжение этого частного отряда много лучше, чем у аналогичных государственных подразделений области. Разумеется, работают буторинские спасатели на всех чрезвычайных ситуациях в Устьянском районе. Власть - сельская администрация, районный глава, областные чиновники - к Буторину относится благосклонно: предприниматель решает кучу социальных проблем, до которых у них руки не дошли бы еще долго. Хотя и ревность была, и упреки. К примеру, Буторину пришлось продать легкий самолет, потому что он слишком раздражал областное начальство ("Самолет этот стоит дешевле иной иномарки - 30 тыс. долларов, а в хозяйстве был весьма полезен: для охраны лесов или для экстремальных медицинских вызовов").

"Меня многие спрашивают, не собираюсь ли я в губернаторы баллотироваться. Пока не собираюсь, - говорит предприниматель. - Нужно сначала порядок в своем районе навести". Сейчас Буторин вынашивает идею "объединения" всех пяти сельских администраций Устьянского района. Для реализации социальных программ (по типу березницких) в этом конгломерате Владимир предложил создать районный социальный фонд. Он посчитал, что если каждое предприятие и каждый предприниматель, занимающиеся в районе лесозаготовкой, будут отчислять в этот фонд по 10 рублей с заготовленного кубометра, наберется несколько миллионов. Идею про 10 рублей коллеги-лесозаготовители пока не восприняли. Точнее, не восприняли ее собственники предприятий, в большинстве своем не имеющие не то что устьянской, но и архангельской прописки. "Вся проблема в том, что собственникам глубоко безразлично, как и чем живут люди, работающие в их лесу. Есть ли в этих поселках свет, расчищены ли в них дороги", - считает Буторин. Но он не теряет надежды: все равно когда-нибудь народ осознает необходимость заниматься пресловутым обустройством социального пространства.

Впрочем, нельзя сказать, что Владимир Буторин полностью одинок в своей социальной деятельности. Многие устьянские предприниматели перенимают его опыт. Да и жители деревень начинают "просыпаться". Все-таки заставил он земляков думать и действовать.

(Эксперт: Северо-Запад, Надежда Брешковская)

Источник http://www.biznesnasele.ru/stati/razvivaya-svoy-biznes-predprinimatel-vladimir-butorin-sozdaet-v-arhangelskoy-glubinke-derevnyu-novogo-pokoleniya.html

Нам бы побольше таких хозяев…

Комментариев нет:

Отправить комментарий